О синхронном устном переводе

О синхронном переводе — всерьез, авторитетно, с юмором и любовью (а также весьма спорно и полемично)

Не надо думать, что синхронный устный перевод — это такое уж сложное дело. Он сложен скорее своей непохожестью на последовательный перевод, который имеет много общего с переводом письменным. Он сложен своей техничностью, связью с чисто психологическими осо­бенностями переводчика, зависимостью не столько от интеллекта, сколько от навыка. Он отличается от последовательного устного перевода, как карате от художественно!’! гимнастики.

Вы и ваш напарник для устного перевода.

При идеальной ситуации в синхронном переводе участвуют три переводчика; один работает, другой, в наушниках, слушает оратора и готов вступить, если работающий переводчик почему-то не сможет продолжить, а третий отдыхает — часто со словарем в руках. Через 20-30 минут «страхующий» (stand-by) начинает работать, а прежде от­дыхавший садится на подстраховку. Обычно работаю! двое, так как в России принято оплачивать кабину, а не переводчика.

Качество работы напарника — исключительно важная составляю­щая, так как хороший напарник может рассчитывать па приглашение поработать и от других переводчиков. «Хороший» — подразумевает не только и не столько «хорошо переводящий», а скорее готовый в лю­бую минуту прийти на выручку, не позволяющий себе ничего такого, что могло бы отразиться на впечатлении от перевода в целом.

Тот, кто начинает перевод, обычно задает настрой. Нервное, дерга­ное начало — и у напарников будет то же самое, поэтому начинать должен человек очень спокойный: пи тоном, ни тембром, ни дыхани­ем — ничем не должен выказывать страха или растерянности. Голос его должен излучать уверенность, заражающую коллег (и аудиторию заодно).

Кабинка для синхрониста (будка для работяг)

Кабинки бывают разные. В Питере, к примеру, распространены од­номестные полукабинки, открытые сзади, в которых с грехом попо­лам умещается один переводчик. Это очень неудобно, так как прихо­дится двигать стул (вместе с собой) в кабинку, изредка по проводам, которые норовят оборваться.

Бывают полукабинки двойные, удобнее — просто переключаешься на напарника и уходишь. А бывает высший класс — двойная кабинка с вентилятором пли даже с двумя вентиляторами.

Тема (или о коварстве синхронистов)

Под темой обычно понимают ознакомленность переводчика с осно­вами тех явлений, которые описываются оратором. Тему нужно знать — это аксиома. Переводя текст на тему «Токарный станок», надо хотя бы в общих чертах представлять принципы его действия, металлообработки вообще и чуть-чуть электричество. Переводя темы, связанные с пластической хирургией, надо выяснить, из чего состоит кожа, как называются части тела и какие инструменты нуж­ны для операции. Здесь для устного переводчика важно не просто значение терминов, но именно знание (пусть самое приблизительное) того, где, как и что происходит.

Однажды ради темы была спланирована и мастерски проведена ко­варная операция по «взятию языка»: в номер устных  переводчиков заманили специалиста, и тот под аккомпанемент непрерывно подливаемого ему в стакан горячительного напитка два часа кряду повествовал о процессе нефтедобычи. Наутро у бедняги болела голова, зато у пас на десяти страницах были все необходимые сведения, естественно, уже с переводом.

Терминология и как с ней бороться

Терминология — это то, без чего, с одной стороны, никак не обой­тись, но, с другой — клиент обычно понимает, что всех терминов пе­реводчик не может знать все равно. Кроме того, при желании нужные сведения легко извлекаются из носителя языка. Пример: один колле­га приехал работать на строящийся сталепрокатный завод в Пакиста­не. Это была его первая в жизни работа. Обрадованный русский ди­ректор сразу же закричал: «Скажи им срочно, что у них из фундамен­та профилесгибочной секции анкерные болты полезли!» — «??!» В от­чаянии парень забежал с другой стороны секции, нашел эти самые болты и с важным видом спросил ближайшего пакистанского рабоче­го что это такое?